Глава 2. Джек Коул прикрыл собой хрупкое тело Морган и пользовался железным столом в
Обмен учебными материалами


Глава 2. Джек Коул прикрыл собой хрупкое тело Морган и воспользовался металлическим столом в



Проклятье! Он почти осуществил свою месть, и что теперь? Он точно не сможет оттрахать женщину своего врага так, чтобы она кричала его имя, если ее убьют.

Ярость переполняла Коула, но не только из-за того, что кто-то почти разрушил его план мести. Нет. Больше всего его выводило из себя, что какой-то урод терроризирует эту полную жизни крошку.

Надо признать, Джек и сам собирался использовать Морган в своих целях, но в его планах не было причинения ей физической боли. Как раз наоборот. Он собирался выяснить, от чего она заводится, а потом воплощать в жизнь каждую ее фантазию до тех пор, пока тело Морган не начнет сиять и дрожать от полученного удовольствия. И тогда она потеряет всякий интерес к этому сукину сыну, Брэндону Россу.

Задрот, держащий их на мушке, явно лелеял другие планы. Например, всадить ей пулю промеж глаз.

Морган сотрясла еще одна волна дрожи. Девушка подавила крик. И Джек обнял ее покрепче, подталкивая вплотную к крышке стола. Спасение Морган было чистым инстинктом. Профессиональным риском. Необходимостью.

Три года назад, Брендон Росс заслужил ненависть Джека, и тот собирался осуществить свою месть и унизить бывшего друга. Поэтому, Морган должна была выжить.

- Я обещаю, что ты выберешься отсюда без единой царапины, - прошептал он ей прямо в ухо.

Все его инстинкты требовали достать пистолет и открыть ответный огонь, но кругом было слишком много людей, поэтому риск был слишком велик. К тому же Джек чувствовал, что это до чертиков напугает Морган. Проклятье, да она и так уже была в ужасе.

Девушка зарабатывала на жизнь улыбаясь перед телекамерами. И она никак не была готова оказаться на линии огня.

Когда официант принес то письмо, и Джек увидел, как приятный румянец на лице девушки сменился смертельной бледностью, а из пальцев посыпались увядшие лепестки роз, казалось, он смог почувствовать запах ее страха. А заметив солнечный блик, сверкнувший на крыше дома напротив… Сомнений в том, что должно было произойти, не было. Как же Джека бесило, когда подобные предчувствия его не обманывали.

Он взглянул на стул, на котором секунду назад сидела Морган. Пули оставили в спинке уродливые дыры. Джек опять не сдержал проклятий.

Морган, все еще лежащая под ним, попыталась сесть. Но Джек удержал ее на месте.

- Лежи!

- Я должна бежать. С-спрятаться.

Выглянув из-за стола, Джек убедился, что снайпера на крыше уже нет. Он либо сбежал, либо решил воспользоваться толчеёй и подобраться ближе. А значит, надо быстро сматываться отсюда, где они с Морган стали легкими мишенями.

- Я позабочусь о твоей безопасности, - с нажимом произнес Джек, потянув девушку, чтобы она поднялась на ноги.

- Ранена?

Она водрузила обратно соломенную шляпу и поправила шарф, скрывающий ее волосы.

- Нет.

- Тогда рванули!

Он взял ее маленькую ледяную ладонь в свою руку. Завладел ею. Проклятье, девчушка оказалась очень хрупкой, совсем не такой, какую он себе представлял, услышав мужественное и сильное имя Морган.



Сорвавшись с места, Джек помчался на максимальной скорости, таща за собой Морган. Они ныряли под устоявшие столики кафе, уворачиваясь от пуль, потом спрятались за барной стойкой, и, наконец, завернули за угол здания. Все это время Джек тянул Морган, молча принуждая следовать на той же скорости. Она так и делала, прижимая свободной рукой шляпу к голове. Нахмурившись, Джек кинул взгляд за спину Морган. Сказать с уверенностью, что стрелок преследовал их в этой толпе, было нельзя, но лучше перестраховаться, чем подставиться и умереть.

- Куда мы направляемся?

Джек не ответил. В этот момент его больше занимало составление плана отступления. Не издавая ни звука, он волочил девушку за собой по улицам и переулкам. Опять прозвучали выстрелы. У его уха просвистела пуля, и Джек выругался. Если по вине ублюдка с головы Морган слетит хоть один волосок, он порвет этого урода голыми руками.

Вбежав в переполненный магазинчик, они едва не врезались в старушку. Пришлось посторониться, чтобы брюзжащая бабулька могла свободно пройти, не задев их своей палкой. Драгоценные секунды неслись с немыслимой скоростью.

Как только путь снова был свободен, Джек опять схватил крохотную ладонь Морган и потянул, заставляя бежать следом. Через черный ход магазина, вперед по узкому проходу в темный переулок. Слава Богу, он знал этот город так же хорошо, как каждую морщинку на своем лице.

Очередное стаккато разорвало тишину, на этот раз со стороны входа в магазин, который они только что покинули.

Дерьмо!

- Cher, беги быстрее.

Морган не хватало воздуха для ответа, поэтому она чуть кивнула. И прибавила скорости.

Пробежав до конца переулка, они оказались у поцарапанной черной металлической двери, на которой красной краской было написано «Сексуальные Сирены». Даже, несмотря на то, что она была закрыта, на улице ощущалась вибрация от громкой музыки и гула толпы. Хотя было только три часа дня.

По опыту Джек знал, что дверь закрыта.

Он изо всех сил забарабанил кулаком, совершенно наплевав на то, что от его ударов могут появиться вмятины. Ожидая ответа, он то и дело оглядывался по сторонам, проверяя, что за ними нет «хвоста».

Раздались выстрелы, и пули выбили осколки из кирпичной стены совсем рядом с Морган.

Быстро окинув взглядом переулок, Джек снова выругался. Тут было полно помоек, а со стен свисали длинные плети дикого винограда – места снайперу для укрытия хоть отбавляй.

- Твою мать! – он снова заколотил по металлу.

- Кто-нибудь, откройте эту чертову дверь!

Наконец замок щёлкнул и в дверном проёме появилась знакомая крашенная блондинка.

- Господи, Джек. Что, черт возьми, происходит?

Он втолкнул Морган внутрь и зашел сам в комнату за сценой, заваленную пустыми пивными банками.

- Там стрелок. Мне нужна твоя помощь.

Рядом со выходом, на подиуме, валялись игрушечная лошадка и хлыст. Видимо только что выступала Анжелика.

Джек захлопнул за собой дверь и еще раз оглядел затемненную комнату, единственным украшением которой была облупившаяся черная краска на стенах, освещаемых красной лампой. От сцены и оглушительной музыки, звучащей в клубе, помещение отделяла тонкая перегородка.

- Стрелок? Ни хрена… Кого ты взбесил на этот раз?

- Алисса, это Морган, - перекрикивая музыку, проорал Джек.

- Она ведет шоу на кабельном…

- Ты Морган О'Майли! Я обожаю «Заведи меня»!

Сняв очки, Морган протянула руку Алиссе. Хмм. Немного покрасневшие голубые глаза, очень светлая кожа с россыпью едва заметных веснушек… Брэндону такие никогда не нравились. Хотя, все меняется.

Джек подчеркнуто медленно и спокойно произнес:

- Тогда, полагаю, в твоих интересах помочь мне сделать так, чтобы она прожила достаточно долго и сняла еще не одну программу. Снайпер стрелял в нее.

Джек повернулся к уже отдышавшейся девушке: - Морган, это Алисса Дэверо, владелица «Сексуальных Сирен». Самого популярного… или непопулярного – зависит от точки зрения – мужского клуба в южной части Луизианы.

Крошка Брэндона слабо улыбнулась, изо всех сил стараясь не пялиться на слои штукатурки, покрывающие лицо Алиссы, почти отсутствующую юбку и блядские сапоги. В Алиссе не было ни грамма изысканности. Она все еще одевалась, как стриптизерша, хотя уже много лет не танцевала у шеста. Она отсасывала покруче пылесоса, ругалась как сапожник, но у нее было большое доброе сердце.

Алисса нашинкует своим острым язычком его яйца, если узнает, что Морган не клиентка, а орудие мести. Хоть Алисса и заправляла заведением, где женщины раздевались перед озабоченными мужиками, она делала все, чтобы под этой крышей никто не переступал за грань. Джек же собирался забыть обо всех известных ему табу.

- Зачем кому-то в тебя стрелять? – нахмурившись, спросила у Морган Алисса.

- Очень хороший вопрос, - произнес Джек, пригвоздив Морган к месту суровым взглядом, который – Джек чертовски на это надеялся – должен был убедить девушку рассказать правду.

Он не успел взять власть в свои руки, у Морган не было причин доверять ему. Проклятье, еще несколько часов и он бы оказался в ее постели, глубоко в ее теле, подчинил бы Морган себе. Тогда она обязательно приняла бы его предложение о помощи. А сейчас? У него не было никаких козырей. Не такой он видел свою месть.

- Джек? - неуверенно произнесла Морган, рискнув назвать его по имени.

Ему совсем не понравился страх, явно различимый в ее голосе. Джеку хотелось, чтобы с ее пухлых губ слетело страстное «сэр», Морган же решила изображать безразличие.

Но все еще будет. Надо только понять, в какое дерьмо они вляпались.

- Морган, cher, скажи мне, что происходит?

Она была такой бледной - краше в гроб кладут, что особенно подчеркивалось темной курткой и шляпой, которая казалась слишком большой и непропорциональной. Морган сходила с ума от ужаса, но все-таки смогла кивнуть. Джек вздохнул с облегчением.

- О-около трех месяцев назад, кто-то начал присылать мне письма. Снимки, на которых я была в различных местах, в основном людных. Странно, но ничего пугающего. Примерно пять недель назад он принялся присылать фотографии, сделанные около моего дома, когда я была внутри. Снимал явно через окно. Н-на одной – я в машине на подъездной дорожке, причем сам фотограф находился в это время в гараже моего дома. Я точно знаю, что он зол. Не знаю только на что. Я переехала в Хьюстон к своему… другу, чтобы сбежать от этого психа.

Она судорожно вздохнула и продолжила.

- Он последовал за мной. Я этого не знала до вчерашнего дня, когда он прислал мне это…

Морган расстегнула молнию мешковатой куртки ровно настолько, чтобы можно было достать сложенный конверт из огромной сумки, висящей на груди. Потом дрожащими руками передала конверт Джеку.

Дурное предчувствие зашевелилось в душе Коула, когда он полез доставать содержимое. Фотографии. Морган в аэропорту: на ней джинсы с заниженной талией, футболка на три размера больше и бейсболка, надвинутая на глаза. Джек узнал только профиль девушки – упрямый подбородок, веснушки на носу, возбуждающие его любопытство: а как далеко по телу расстилается их россыпь. Они рождали в нем безумные желания, например, соединить их все непрерывной линией и посмотреть, что получится.

На следующем снимке она сидела в шезлонге и читала журнал, который полностью скрывал ее лицо. Джек видел только ладони девушки, обложку «People», россыпь нежных веснушек на руках… и крепкую, ничем не сдерживаемую грудь, виднеющуюся сквозь полупрозрачную ткань майки. У него даже слюнки потекли при виде маленьких вишенок сосков.

С тех пор, как до него дошли слухи, что у Брэндона - бывшего друга - появилась невеста, Джек был заинтригован. Разговор в приватном чате только подстегнул любопытство. Эти фотографии Морган… его член набух. Джек не мог дождаться того момента, когда она окажется в его постели: привязанная и молящая о разрядке. Не мог дождаться осуществления своей мести.

Но было в девушке что-то еще… неуловимо знакомое. Коулу казалось, что он уже знает ее, словно видел когда-то раньше, причем не просто фотографию на сайте, посвященном ее программе. Встречались ли они в прошлом? Нет, он не забыл бы такую женщину. И все же, что-то в ней было. Джек собирался выяснить, что именно.

Подавив растущее возбуждение, Джек взглянул на последний снимок и замер. Элегантный красавчик Брэндон Росс в дизайнерском костюме. Он стоял спиной к камере, склонившись к Морган для поцелуя. Джеку были видны ее полуголые ноги, прикрытые чем-то шелковым с кружевами, и обвившиеся вокруг шеи Брэндона веснушчатые руки. От этого вида все в нем завязалось узлом.

А притаившаяся на дне конверта записка - явно угрожающая и отдающая собственничеством – не способствовала успокоению.

Эта фотография – будущая жена провожает своего мужчину на работу – еще раз подтвердила, что Морган О'Майли была женщиной Брэндона Росса. С ее помощью можно отплатить старому приятелю за нож, который тот воткнул Джеку в спину. А поэтому нужно вывести отсюда Морган в целости и сохранности.

- Значит, этот преследователь приехал сюда за тобой из Лос-Анджелеса? – спросил он.

- Да.

Голос Морган все еще дрожал.

Джек вздохнул.

- Упертый извращенец. Плохая комбинация. Можно сразу сказать, он достаточно умен, ведь ему удается делать снимки совершенно незаметно. Умеет обращаться с оружием. Морган, не думаю, что у тебя получится выйти отсюда и остаться невредимой. Тебе нужна помощь. И я могу помочь.

Морган не решалась что-либо ответить, потом заговорила, причем на удивление резко:

- Да, ты вытащил меня из-под обстрела. Меня могли убить. Я не могу просить тебя рисковать…

- Ты не просишь, я сам предложил.

Ублюдок явно знал дом Брэндона, а Морган не была похожа на девушку, ловко обращающуюся с оружием или владеющую азами рукопашного боя. Спасти ее мог только Джек.

- Морган, я телохранитель. Я не буду стоять в сторонке и смотреть, как ты умираешь, если в моих силах позаботиться о твоей безопасности.

- Сколько?

Боже, кто-то в нее стреляет, а она еще и торгуется?

- Бесплатно.

Девушка открыла рот от удивления.

- Но почему?

Он пожал плечами.

- Если ты умрешь, я не получу свои пятнадцать минут славы.

Морган окинула его скептическим взглядом своих чуть покрасневших голубых глаз:

- Нет, серьезно. Не похоже, что ты мечтаешь проснуться знаменитым.

Что ж, у нее хватило здравого смысла не купиться на его отмазку. Но Джек все еще хотел, чтобы она смотрела на него этими невинными глазами, пока он будет вдалбливать ей очевидное. Будучи в трезвом уме, она не может отрицать, что ей нужна помощь. Но Джек понимал, почему девушка пытается сопротивляться.

Для нее он был всего лишь незнакомцем… но Джек был готов побиться об заклад, поставив все свои деньги, что дело не только в этом. За то короткое время, которое им удалось провести вместе до появления снайпера, он понял, что заинтересовал Морган. И возбудил любопытство девушки насчет своих сексуальных пристрастий. Не безличный интерес, связанный с созданием программы. Возбуждение, которое Морган испытала против собственной воли, завело его, как ничто за долгие годы.

- Это не меняет того факта, что ты нуждаешься во мне. Стрелок знает, что ты в этом здании, он не даст тебе просто так уйти отсюда. А я смогу тебя вытащить.

Морган сжала челюсти. Джек наблюдал за тем, как она борется с желанием послать его куда подальше. Но она сдержалась, что лишний раз доказывало наличие у нее мозгов.

- Как?

- Ты оденешься как Алисса. Она одолжит тебе нужную одежду неподобающего вида.

- Ей еще и накраситься придется, - вставила Алисса.

- У меня же нет веснушек.

Быстрого взгляда хватило, чтобы убедиться в отсутствии косметики на лице Морган.

- Ага, займись этим.

- Нет. Это не сработает, - запротестовала Морган.

- У тебя есть идеи получше? Такие, которые не приведут нас к твоему гробу?

Ожидая, пока Морган осознает суровую правду, которую ради её же блага он не стал приукрашивать, Джек просто стоял и смотрел на девушку. Вблизи ему хорошо удалось разглядеть ее черты лица: крупный рот, нежную гладкую кожу, слишком бледную из-за страха, дуги бровей, цвет которых было невозможно определить в тусклом освещении комнаты. Джек подозревал, что, если бы не цвет лица, больше подходящий Дракуле, ужасная шляпа, шарф и огромная куртка, Морган была бы сногсшибательной. Сын сенатора Росса не согласился бы на меньшее.

Девушка вздохнула.

- У меня нет других идей.

- Что и требовалось доказать. Алисса, проводи Морган наверх и дай ей надеть что-нибудь откровенное. У тебя остались парики?

- Ага, - кивнула блондинка.

Морган кинула на него испепеляющий взгляд:

- Это не сработает.

- Потому что…?

- Алисса и я… у нас разные габариты.

Джек внимательно оглядел обеих.

- Она выше. Но ты можешь надеть ее сапоги на шпильках, это прибавит несколько сантиметров. Какой у тебя размер обуви?

Казалось, Морган удивилась вопросу.

- Шесть с половиной.

Джек вопросительно посмотрел на Алиссу.

- Черта с два, - прокомментировала бывшая стриптизерша.

- У меня восьмой.

- Что-нибудь придумаем, - сказал Джек.

- Напихаем туалетной бумаги или выкрутимся как-то по-другому. Это не так уж и важно.

- Это не самая большая проблема.

Взгляд Морган остановился на искусственной груди Алиссы, которая, казалось, вот-вот выскочит из-под крохотного топика.

А Джек тем временем, позволил себе еще раз осмотреть хрупкую фигуру Морган. Куртка многое скрывала, но и увиденного было достаточно, чтобы понять – у девушки все натуральное и совершенно не сравнимое с Алиссиным размером D.

- У Алиссы есть талант подбирать одежду, у нее любая будет выглядеть как модель с журнального разворота.

- А что потом? – Морган явно нервничала, взгляд постоянно возвращался к двери, словно девушка ждала, что в любой момент ворвется ее таинственный «обожатель».

- Мы проскользнем мимо этого ублюдка незамеченными.

- А потом?

- Давай сначала выберемся отсюда, а там решим, хорошо? Я укрою тебя в надежном месте до тех пор, пока мы не разгребем это месиво.

Морган закусила припухшую губу, в ее глазах застыло беспокойство и подозрительность. Ей хотелось согласиться, но она все еще не доверяла ему. Джек понял это по выражению ее лица. Она все еще сомневалась, но смотрела ему прямо в глаза, оценивая. Джеку было интересно, что ей было известно о прошлом Брэндона, упоминал ли тот о нем.

- Уверен, до сих пор этого сукина сына было невозможно остановить, но он еще не имел дела со мной. Морган, я не позволю ему подойти к тебе ближе, чем на сотню ярдов.

Поколебавшись еще секунду, девушка неуверенно кивнула:

- Ты профессионал. Что делать дальше будем думать, когда выберемся отсюда.

Если все пойдет по плану Джека, после побега она окажется голой, пристегнутой наручниками и полностью открытой для удовольствия, которое ему не терпелось ей доставить. Сдержав улыбку, он задержался взглядом на ее пухлой нижней губе. Что-то в этой девушке – даже одетой в эту жуткую одежду – заставляло его помнить о том, что он, прежде всего мужчина. Может это следствие того, что она принадлежала Брэндону?

Нет, не только. Под уродливой шляпой, шарфом и огромной курткой скрывалась очень привлекательная женщина: невинная и свежая, но, в то же время чувственная, сексуальная и дерзкая. Развратить ее – настоящий вызов. Джек возбудился еще больше.

Кто бы мог подумать, что он получит от мести удовлетворение во всех смыслах этого слова?

Музыка орала так громко, что стены клуба дрожали, когда Морган поднималась по узкой лестнице вслед за Алиссой – женщиной, судя по всему являющейся владелицей «Сексуальных Сирен». Морган не представляла, как человек с хорошим зрением сможет принять ее за эту блондинку, не важно, сколько косметики она потратит. Алисса излучала сексуальность. Этим качеством хотела бы обладать каждая женщина…и лишь немногие могли им похвастаться.

Но девушка понимала, что должна попытаться и сделать все возможное, чтобы сбежать из Лафайетта от психа, объявившего на нее сезон охоты. Иначе смерть.

Нравится ей это или нет, но Мастер Джей, которого, как выяснилось, зовут Джек – совершенно незнакомый ей человек – оказался ее единственной надеждой на спасение.

Несколькими взглядами и еще меньшим количеством слов Джек дал понять, что не претендует на лавры святого. Даже сейчас его взгляд прожигал ее спину. Против собственной воли девушка обернулась. Джек пристально смотрел на нее снизу вверх, наблюдая практически черными глазами за тем, как она поднимается. Его созерцательная улыбка немного смягчила, будто выточенные из камня черты лица.

Морган не знала об этом мужчине абсолютно ничего, кроме того, что при одном взгляде на него женщины начинали истекать слюной. Ах да… и то, что он любит доминировать в постели. Об этом трудно забыть. Его улыбка заставила Морган занервничать. С какой стати он выглядит таким счастливым сразу после того, как выбрался из-под пуль?

Наконец, они с Алиссой дошли до верхней площадки. Блондинка провела ее в комнату в конце коридора – маленькую, но на удивление роскошно обставленную.

Алисса закрыла за ними дверь, отсекая грохочущую музыку, но пол при этом продолжил сотрясаться. Сексуальные ритмы резонировали в теле Морган, пробуждая в девушке чувственные желания.

Морган огляделась. В центре стояла огромная кровать со смятыми белыми простынями, торшер отбрасывал на них золотистый свет. Деревянные полы сияли темно-красным. Стены нежно-бежевого цвета подчеркивали струящиеся шифоновые шторы, окаймляющие большое окно. Четыре черно-белые фотографии с видами природы висели в изголовье кровати.

- Думала, увидишь красную спальню с шестом в центре? – вопросительно изогнув бровь, поинтересовалась Алисса.

Морган почувствовала смущение. Так и было…

- Я не знала, чего ожидать. Тут уютно.

Алисса немного расслабилась.

- Тут спокойно. Ну, давай, пора избавиться от твоей уродливой одежды.

Морган даже не успела спросить, где ванная, в которой можно уединиться и спокойно переодеться. Как Алисса уже расстегивала и стягивала с плеч девушки куртку, после чего, отшвырнула ненужную одежду на кровать.

Словно мамочка несмышленого малыша, Алисса взяла сумку Морган и потянула футболку. Прежде чем Морган открыла рот, чтобы озвучить свое недовольство, стриптизерша избавила ее от обоих предметов, бросив их на пол.

- Если ты мне скажешь, где ванная, я там разденусь…

Алисса не обратила внимания на ее слова, потянувшись к застежке белого кружевного лифчика. Ловкое движение руки… и Морган осталась стоять голой выше пояса перед абсолютной незнакомкой.

Алисса внимательно осмотрела грудь Морган, потом приподняла одну ладонью. Словно оценивая на вес.

- С этим можно работать.

Морган напряглась, борясь с желанием прикрыться, чувствуя себя школьницей в общей раздевалке.

- Что ты делаешь?

- Милая, у тебя нет ничего, чего бы я не видела. 34С.

Еще один взгляд на тело девушки, и Алисса добавила.

- У тебя шестой размер. Верно?

- Как ты догадалась?

Блондинка улыбнулась:

- У меня глаз наметан. Снимай остальное и подожди секунду.

Алисса исчезла за дверью, аккуратно прикрыв ее за собой. Морган посмотрела вслед стриптизерше. Снять остальное? Будто это так легко. Она же не привыкла снимать одежду перед совершенно незнакомыми людьми. Впрочем, Алисса, видимо, именно так и делала, так что для нее это не было проблемой. Помявшись немного, Морган решила, что если она хочет выбраться из клуба, не получив пулю в голову, ей надо как можно быстрее избавиться от скромности.

Вздохнув, она сняла джинсы и трусики, потом аккуратно сложила их на край кровати. Морган оглянулась в поисках какого-нибудь халатика или чистой простыни. Может, полотенца… да чего угодно, лишь бы прикрыться. Ничего. Морган не привыкла разгуливать голышом. Для Алиссы же это, очевидно, было в порядке вещей.

Блондинка вернулась с черным атласным лифчиком и подходящими к нему стрингами. Зубами оторвав от них бирки, она вложила в чашечки бюстгальтера гелевые прокладки и протянула все Морган.

Морган не успела открыть рот, а Алисса уже снова удалилась, на этот раз в примыкающую к комнате ванную. Порадовавшись, что может избавиться на время от знающего взгляда блондинки, Морган быстро надела стринги. Не такое уж и удобное – кому захочется, чтобы что-то врезалось в задницу? – но идеально подходящее белье.

Алисса вышла из ванной комнаты, неся нечто, напоминающее одежду и свои черные сапоги на высоких каблуках. Она задержалась в дверях и выжидающе посмотрела на Морган. Сделав вид, что не замечает блондинку, Морган уставилась на гелевые прокладки. Это что, взрослый вариант понапиханных в лифчик салфеток?

Девушку передернуло, и Алисса рассмеялась.

- Приходится работать с тем, что имеем. Они хотят видеть настоящую большую грудь. Оденешься, и никто не заметит разницу между нами.

Судорожно вздохнув, Морган поняла, что, скорее всего, так и будет. Нет смысла комплексовать из-за того, что ее грудь сильно не дотягивает до размера D.

Девушка начала надевать лифчик, чувствуя, что Алисса следит за каждым ее движением. Чертовски неудобно. Морган готова была убить, лишь бы так же спокойно относиться к собственной наготе, но так уж она была воспитана.

Ей стукнуло двадцать один, когда она впервые набралась смелости и попробовала мастурбировать. Учитывая, что ее ударившаяся в религию мать отправила Морган в частную школу для девочек, у нее было мало возможностей узнать что-либо о сексе до того, как ей исполнилось восемнадцать. До поступления в колледж Морган не знала разницы между словами «кутикула» и «клитор».

Отбросив эти мысли, Морган застегнула лифчик и поправила груди – как бы малы они ни были - в чашечках. Бюстгальтер с тонкими, как проволока, лямками сидел низко, нашитое по краю чашечек кружево едва скрывало соски. Гелевые прокладки приподнимали груди, выставляя их напоказ. Даже ложбинка появилась.

Окинув девушку дерзким взглядом, Алисса присвистнула:

- Мой тебе совет: не показывай Джеку грудь, если не хочешь, чтобы он сошел с ума от возбуждения.

Блондинка отвернулась и направилась обратно в ванную. Морган недоуменно уставилась на прямую спину женщины и вьющиеся волосы, ласкающие плечи.

Модели с разворотов журналов выглядели хуже этой стриптизерши. Ей было немного больше тридцати, что не мешало Алиссе выглядеть сногсшибательно. Из того, что накопал Реджи, Морган знала, что Джек не был геем. Сопоставляя эти два факта, девушка пришла к логичному, как ей казалось, выводу: этих двоих что-то связывало. Но, судя по бесцеремонному комментарию Алиссы, той было плевать, если Джек положит глаз на Морган.

Боже, Морган сбежала из Лос-Анджелеса, который всегда казался ей сюрреалистичным, и попала к каджунам, и их мир всё больше и больше казался ей южноамериканским вариантом страны Оз.

- У меня не было этого в планах, - произнесла она, поправляя лифчик и мечтая о том, чтобы он был более закрытым.

- Может и нет, но готова поспорить на десять баксов, что Джек их увидит.

Морган нахмурилась.

- Почему ты так уверена? Я брала у Джека интервью для своего шоу. Кроме того, когда началась стрельба, он сказал, что защитит меня…

- Так и будет. В этом он лучший. Но Джек Коул любитель красивой женской груди, а у тебя с этим все в порядке.

И, словно сказала что-то настолько банальное как «ночь наступила», Алисса повернулась, чтобы взять с тумбочки чемоданчик с косметикой. Она поставила его рядом, и с выражением легкого нетерпения начала изучать лицо Морган.

- А тебя это не напрягает? – не удержалась от вопроса Морган.

Девушка не спускала глаз с кровати, которая была слишком уж помятой, на ней явно не просто спали. Морган задалась вопросом: бывал ли здесь Джек до встречи с ней… и почему ее так это волнует.

- То, что Джек может тебя трахнуть? – Алисса пожала плечами.

- Он мне не принадлежит.

Морган нахмурилась. «Как странно».

- Между нами ничего не может быть. У меня нет никакого желания с ним связываться.

- Благими намерениями выложена дорога в ад, - хохотнув, парировала Алисса.

Прежде чем Морган собралась с мыслями, чтобы найти достойный ответ, блондинка опять сменила тему разговора.

- Давай-ка тебя накрасим.

Алисса подняла худую руку и стянула с головы Морган шляпу и шарф.

Спустя миг она уже полностью отдалась вдохновению и начала колдовать над внешностью Морган. Сначала толстый слой основы под макияж, потом тональный крем – Морган даже понадеялась, что это поможет скрыть следы бессонницы. Затем последовали ярко-розовые румяна, зовуще красная помада в несколько слоев. В мгновение ока блондинка нанесла на глаза девушки темные тени и подвела их черным карандашом. Потом настало время черной туши, от которой ресницы стали казаться длиннее и гуще. Коричневый карандаш скрыл естественный цвет бровей Морган, сделав их похожими на Алиссины.

Наконец Алисса отступила на шаг и подтолкнула девушку к ванной комнате, где, увидев отражение в зеркале, Морган с трудом признала лишь свои голубые глаза и овал лица.

- Выглядишь великолепно. Черт, те, кто увидят тебя в клубе, в большинстве своем уже пьяны и не смогут отличить тебя от меня. Но на всякий случай я подберу тебе такую одежду, чтобы ни один мужик не смог поднять глаза выше твоей груди.

Морган хотела возразить… слова так и просились наружу. Но сдержалась. Если для того, чтобы выжить, надо одеться как стриптизерша, что ж… пережить унижение намного легче, чем пулю в голове.

- Делай все, что нужно, - выдохнула она.

- Давай-ка соберем твои волосы и наденем парик.

- С этим я смогу справиться.

Морган подняла руку и почесала голову.

- Парики иногда дико неудобные. Мне жаль, что тебе придется им воспользоваться, но, если хочешь быть похожей на меня, надо сделать тебя блондинкой.

Морган пожала плечами. Дискомфорт не страшен, если речь идет о выживании.

- И убедись, что он прочно сидит. Перед уходом Джек обязательно все проверит. Он не позволит тебе выйти, пока не удостоверится, что ты сможешь сойти за меня. Джек очень серьезно относится к своей работе.

Морган представила, как Джек будет ее проверять, и внутри у нее все сжалось. Джек выглядел просто умопомрачительно, а тот факт, что он доминант, только подстегивал интерес Морган, несмотря на ее настороженность и страх.

Пристраивая парик на место, Морган выбросила мысли о Джеке из головы. Она просто очень устала. Одному Богу известно, в каком стрессе она живет последнее время. Она не собирается заниматься сексом с Джеком, поэтому ей все равно, какие у него пристрастия в постели.

Кто-то начал громко стучать в дверь. Морган застыла, сердце бешено забилось. Неужели снайпер добрался до нее и здесь? Она быстро взглянула на окно в надежде, что сможет сбежать через него, если потребуется.

Потом дверь открылась, и вошел Джек. На нем была мерзкого цвета футболка, поношенные джинсы и перевернутая козырьком назад бейсболка. И фальшивые усы. Всего пара штрихов, и он выглядел совершенно по-другому. Если не считать недовольного выражения лица.

- Проклятье, чем вы тут занимаетесь, устраиваете вечеринку в пижамах?

- Ой, Джек, ну укуси меня, если хочешь. Меня тоже ждет работа, поэтому я делаю все так быстро, как могу, - улыбнувшись, сказала Алисса и поцеловала его в щеку.

- А тебе – удачи, - напутствовала она Морган.

Потом вышла, оставив их наедине.

Черные глаза Джека были прикованы к Морган. Его взгляд обжигал, а губы растянулись в ленивой греховной улыбке. Морган затрепетала. Но вспомнив, что на ней нет ничего кроме откровенного лифчика и стрингов, оглядела комнату в поисках чего-нибудь – чего угодно – чтобы прикрыться.

Девушка кинулась в противоположный угол за белой атласной простыней, свешивающейся с кровати. Но Джек вырвал ткань из ее рук.

- Не самое подходящее время идти на поводу у стыдливости, cher, - прошептал он ей на ухо певучим от легкого французского акцента голосом.

Он толкнул ее своим телом назад, задев ногами ее ноги, скользнув грудью по ее плечу. Он был так разгорячен, что ее кожу - холодную, хотя девушка этого раньше не замечала – обдало жаркой волной. Несмотря на это тепло, по телу Морган побежали мурашки, а по спине прокатился озноб. Неожиданно и совершенно не вовремя напряглись соски.

Морган сглотнула. Может Джек и из хороших парней, но в данный момент его поза выдавала в нем хищника.

- Я не хочу, чтобы ты находился тут, пока я буду одеваться.

- Понимаю. Жаль, что я решил наблюдать за процессом. Мы не уйдем отсюда до тех пор, пока я буду уверен, что ты стала копией Алиссы.

- Знаешь, я научилась одеваться, когда мне было три года. Думаю, что смогу справиться самостоятельно.

- Не сомневаюсь. Но Алисса часто была моим прикрытием. Мы разгуливали с ней, притворяясь пьяными от выпивки и секса. Люди привыкли, что я хватаю ее, совершенно не церемонясь. Часто. А вот ты…

Он обвил Морган рукой, положив ладонь на плоский живот девушки.

Она дернулась и вскрикнула, почувствовав, как его крупная рука накрыла ее талию. Жар от его ладони просочился под кожу: коварно, неотвратимо…

- Ты, - прошептал Джек, - подпрыгиваешь, стоит тебя коснуться. Сделаешь так на людях, все сразу поймут, что ты не Алисса.

Пока Джек говорил, Морган все острее ощущала себя женщиной, потому что он сам был воплощением мужественности. Ему была присуща какая-то сила, которая притягивала девушку. При звуке его голоса сводило низ живота. Груди налились. Морган нервничала и чувствовала себя неуверенно, когда Джек стоял так близко. Она так волновалась, что возникшее напряжение, казалось, вытеснило воздух из комнаты, и девушка боялась задохнуться. Поэтому попыталась отойти от Джека.

Он не шелохнулся… и ей не позволил.

Она процедила сквозь зубы:

- Уверена, отсюда можно выбраться и не будучи облапанной тобой.

- Я бы не стал биться об заклад. Если хочешь уйти из клуба в целости и сохранности, cher, да так, чтобы твой преследователь не догадался о нашем маленьком маскараде, надо будет вести себя соответственно. И выглядеть убедительно.

Рука, лежащая на ее животе, медленно двинулась вниз.

В голове Морган загудело от намека, прозвучавшего в его словах. Он будет касаться ее на людях, на глазах у толпы незнакомцев. Тут же ее грудь напряглась еще сильнее. Между нога стало влажно.

«Это невероятно». Она никогда не замечала за собой склонности к эксгибиционизму. А повадки пещерного человека, присущие Джеку, не должны ее так возбуждать. Одно дело мечты. Осуществлять такие фантазии… совсем другое. Глупо идти на поводу у своих желаний, тем более с чужим человеком.

Джек прервал размышления девушки, обхватив ладонью ее грудь. Он медленно поглаживал кожу подушечками пальцев…

Пока Морган не обхватила его запястье, чтобы это прекратить.

- Не вешай мне лапшу на уши. Тебе не обязательно касаться меня настолько интимно, чтобы вывести отсюда.

Джек прервал путешествие своей руки по ее телу.

- Познакомилась со мной меньше часа назад, а уже считаешь себя экспертом по безопасности?

- Это не игра. На кону моя жизнь!

- Вот именно, - прорычал он ей на ухо.

- Местные, а доверять можно не каждому из них, сегодня увидят меня с женщиной, которую примут за Алиссу. Если ты будешь постоянно вздрагивать, бить меня по рукам и отталкивать, они поймут, что ты только притворяешься ею. А когда твой преследователь предложит деньги за информацию о подозрительно выглядящей женщине… тебя будет очень легко вычислить.

«И убить». Джек не произнес это вслух, но подумал. Морган тоже.

- А могу я переодеться нищенкой или монахиней… кем-нибудь в этом роде?

- Твой обожатель с пушкой будет ждать и наблюдать. Не думаешь, что если из стрип-клуба выйдет монашка, это покажется ему немного подозрительным?

Проклятье, но Джек был прав. Надо взять себя в руки. Если для собственной безопасности надо одеться как стриптизерша и позволить себя погладить привлекательному парню… что ж, от унижения и удара по скромности еще никто не умирал.

Только одна проблема. Ее реакция на Джека была абсолютно искренней, а не наигранной. Ее тело воспламенялось от нескольких слов, сказанных шепотом, и пары взглядов. Смущение от чувств к Джеку будет недолговечным. Когда все закончится, она сможет найти новое укрытие. И ей не придется снова встречаться с Джеком Коулом или переживать от того, что он ее возбуждает.

Сделав глубокий вздох, она отпустила его руку.

- Умница, - похвалил он.

Снова накатило возбуждение, отдавшись сильной пульсацией внизу живота. Сердце Морган стучало громче, чем бригада плотников. Девушка крепче сжала ноги.

Его левая рука повторила движения правой, обхватив вторую грудь сильными пальцами. Морган не вскрикнула, но еле удержалась от того, чтобы выгнуться навстречу ладони, когда удовольствие захлестнуло с удвоенной силой. Девушка закусила губу, чтобы не застонать.

Почему ее тело так реагировало на прикосновения совершенно незнакомого мужчины, к тому же ведущего такой образ жизни в сексуальном плане, который не был присущ самой Морган?

Этот вопрос перестал ее волновать, когда Джек сжал упругие соски и принялся медленно и эротично тереть их пальцами.

Желание осколками пронзило ее лоно, целясь прямо в нежную плоть.

- Джек… - запротестовала Морган.

- Ш-ш-ш-ш. Ты все делаешь правильно, cher. Пока ты ведешь себя так, словно мы давние знакомые, все будет в порядке.

В порядке? Если он сделает так еще раз, она растает.

Он не сделал. Вместо этого правая рука Джека оставила ее грудь и скользнула по животу вниз, ниже, еще ниже, пока его пальцы не нырнули под влажное кружево стрингов и не нашли набухший и жаждущий ласк клитор. Морган вскрикнула и сжала его руку бедрами. Боже, так он почувствует, как она намокла от его прикосновений. Это просто нелепо. Он же не будет трогать ее таким манером в людном месте.

- Не делай этого, - предупредил Джек, убирая руку.

- Напряженное тело и шокированные вскрики выдадут тебя с головой. Расслабься.

- В этом нет необходимости, - возразила девушка натянутым голосом.

Джек цинично усмехнулся.

- Ты говоришь, как девчонка, которой не приходилось скрываться от убийцы. Он выследил нас до клуба. Не забыла?

- Не забыла. И я не девчонка.

- Non? Тогда перестань вести себя так глупо. Надо выглядеть очень убедительно, чтобы его обдурить. Я пытаюсь спасти твою жизнь, а не украсть девственность или что там от нее осталось.

- Разве такое поведение наоборот не привлечет больше внимания?

- Марди Гра отмечают не только в Новом Орлеане. Солнце уже село, значит вечеринка скоро начнется. Если мы будем вести себя слишком прилично, это только выделит нас из толпы, cher.

Скорее всего, Джек прав. Нужно ему доверять. У Морган нет причин этого не делать, ведь пока ему удавалось спасти ее жизнь.

- Прости.

Она почувствовала, как Джек, стоящий за ее спиной, кивнул.

- Раздвинь ноги.

«О, Боже. Зачем? Что он собирается делать?»

Морган застыла в нерешительности. Если один палец, ласкающий клитор, заставил ее тело дрожать от удовольствия, что произойдет, когда на его месте окажется вся рука? Будет ли Джек смеяться, если Морган кончит? Сейчас ей казалось, что она как никогда близка к оргазму…

- Если для того, чтобы добиться от тебя послушания, мне надо будет тебя привязать, не сомневайся, я так и сделаю.

От этого предупреждения, которое Джек прорычал ей на ухо, смазка начала сочиться с новой силой, увлажняя уже набухшую плоть. О, как унизительно. Если Джек поймет, как она реагирует на его угрозы… Морган задрожала.

С удивительной силой, Джек втиснул обутую в ботинок ногу между ее обнаженными ступнями и раздвинул ей ноги.

- Прижми ладони к стене над головой.

- Что?

Морган попыталась сжать ноги, но крепкое бедро Джека мешало. Господи, интересно, почувствует ли он, если ее соки протекут сквозь трусики и намочат его джинсы? Подумает ли он, что она слабая и легкодоступная?

- Говорю в последний раз, - ругнулся он.

- Прижми ладони к стене или дело примет серьезный оборот.

«Куда уж серьезнее? Что осталось, если не считать секса?» При этой мысли ее тело затрепетало в предвкушении.

- Ты не слушаешь… Думаю, Морган, ты хочешь, чтобы тебя связали.

- Нет, - отрезала она и крепко прижала ладони к стене над своей головой.

Но Морган не была уверена, что сказала правду. Сама идея о том, чтобы быть связанной, на первый взгляд казалась примитивной и вульгарной. Это было нечто из разряда «только люди, которые не в состоянии заниматься сексом «нормально», делают это». Но за несколько минут Джеку удалось взглянуть в лицо одной из ее фантазий.

- Уже лучше, но ты должна прекратить подвергать сомнению каждое мое слово. Я говорю – ты делаешь. Тут нет места переговорам.

Это шло вразрез с ее свободолюбивой и независимой натурой… хотя и заставляло низ живота ныть от желания.

- А ты самонадеян.

- И этого ничто не изменит. Тебе лучше начать следовать моим указаниям, малышка, или столкнешься с последствиями.

Морган хотелось поспорить с ним, сказать, что он над ней не властен. Но это только приведет к ссоре, на которую сейчас не было времени. Если она хочет выбраться отсюда, не растеряв остатки гордости, придется убедить его в том, что она готова пойти с ним и обвести преследователя вокруг пальца. Нужно, чтобы люди в клубе поверили, что она привычна к ласкам Джека.

- Ты получил, чего хотел. Мои руки на стене. Я в курсе, что ты будешь лапать меня на людях. Я не буду выказывать удивления или стеснения. Может, уже покончим с этим?

- Ты не готова.

- Я справлюсь.

- Значит, если я сделаю так…

Его рука снова протиснулась в стринги, пальцы обвели ласкающим движением клитор, прежде чем скользнуть к влажному входу. Джек глубоко вошел в нее двумя пальцами. Левая рука двинулась вниз по животу и накрыла клитор.

Не в силах сдержаться, Морган вскрикнула.

- Видишь, ты не готова, - сказал он и принялся поглаживать клитор, двигаясь внутри нее пальцами, пока те не нащупали чувствительный комок нервов, о существовании которого Морган и не догадывалась. Джек совершенно безжалостно начал тереть его, медленными, настойчивыми движениями, вызывающими нестерпимое желание закричать от удовольствия.

Оргазм приближался со скоростью несущегося к обрыву автомобиля с отказавшими тормозами. Ее плоть жадно сжимала пальцы Джека, тело жаждало разрядки. Он начал покусывать шею Морган, потом прислонился к ее спине, прижавшись напряженным членом к расщелине между ягодицами.

«Ну, по крайней мере не только мне это нравится», - промелькнула у Морган мысль, когда девушка запрокинула голову. Все ее тело покрылось испариной, а пальцы Джека все продолжали двигаться в ней, играть с клитором. Грудь Морган вздымалась при каждом вздохе. Сумасшествие какое-то. Безумие! Оргазм был так близко, но все ускользал, и это убивало ее. Когда раньше она оказывалась на этой грани так быстро?

Напряжение нарастало, пока Морган не почувствовала, что удовольствие переполняет ее так, что она вот-вот взорвется.

В этот момент Джек вышел из нее, убрал руку из трусиков и нежно погладил её бедро.

- Кончать нельзя, пока я не скажу.

Не сдержавшись, Морган всхлипнула.

Джек снова поцеловал ее в шею: мягкое прикосновение губ, нежный укус.

- Потом скажешь мне спасибо.

Морган не представляла, с чего он это взял. Она вся была похожа на сжатую пружину. Джек так сильно ее возбудил, что Морган была на грани, мысли путались. Если он коснется ее на глазах толпы, она, скорее всего, кончит так мощно, что потеряет сознание.

Его руки снова коснулись ее живота и двинулись вверх. Он обхватил ладонями отяжелевшие груди и снова потер пальцами ноющие соски. Морган выгнулась навстречу ласке, прижавшись при этом попой к впечатляющей эрекции, и закусила губу, чтобы сдержать стон.

Усмехнувшись, Джек отошел.

- Хорошая попытка.

- Джек…

Она не хотела умолять. Правда. Но откуда взять силы, чтобы сохранить ясность мысли рядом с этим плохим парнем, когда ее тело так требует разрядки, что становится больно?

- Опять собираешься подвергнуть сомнению мое решение?

Его тон подсказывал, что это очень плохая идея. Но оставлять ее в таком состоянии не многим лучше. Все же, оглянувшись и увидев внезапно ставшее каменным выражение его лица, она удержалась от дальнейших увещеваний.

- Нет.

- И если я… - Джек снова просунул руку в ее стринги и потер клитор, - сделаю так…

Морган снова накрыло волной удовольствия, сильного и безжалостного. Она захныкала и двинула бедрами навстречу его прикосновению. Так близко, еще…

Джек опять отстранился.

- Прекрасно. Теперь ты не будешь дергаться, если я до тебя дотронусь.

- Ты собираешься оставить меня в таком состоянии?

- Предлагаешь продолжить начатое позже? – его хриплый голос прогрохотал над ухом.

Джек предпочитал связывать женщин, подчинять себе их тела и души. Эта мысль тревожной сиреной раздалась в голове Морган. Черт, что она натворила?

Позволила ему делать все, что заблагорассудится…

- Нет, даже если ад замерзнет.

Она напряглась и попыталась отодвинуться от Джека.

- Как жаль. Мне нравятся такие недотроги, как ты: скованные снаружи и влажные внутри. Стоит мне представить, как ты кричишь до хрипоты, пока я тебя трахаю… Это так заводит.

Боже. Ее тоже.

- Ты только человек, у которого я беру интервью. Вот и все.

- Ты намокаешь для каждого, с кем разговариваешь? – усмехнулся Джек.

- Иди к черту.

Засмеявшись, он шлепнул ее по обнаженной ягодице.

- Одевайся.

Морган начала было разворачиваться к нему лицом, чтобы высказать все, что она думает на его счет, но внезапно боль от удара по заднице, превратилась в огненное наслаждение. Поэтому Морган поймала себя на том, что закусывает губу и сдерживает очередной стон.

«Просто надевай одежду и выметайся отсюда. После этого все прекратится».

Протиснувшись мимо Джека, Морган принялась одеваться. Она с трудом влезла в непристойно узкую фиолетовую кожаную юбку. Потом надела подходящее по цвету бюстье, которое подчеркнуло и без того узкую талию девушки и, сжав, приподняло ее грудь так высоко, что она стала похожа на полку. Все это время Морган чувствовала, как взгляд Джека прожигает дыру в ее спине, что не помогало справиться с все еще бушующим возбуждением.

Наконец Морган втиснула ноги в остроносые черные сапоги на шпильках. Невероятно, но они оказались весьма удобными.

- Ну, давай уже пройдем через это, - резко сказала девушка.

Джек смерил ее взглядом.

- Ты готова к тому, что тебя ждет за этой дверью?

- Если мы в людном месте сделаем что-то более вызывающее, чем то, что было пару минут назад, нас арестуют. Все указывает на то, что хуже уже не будет.

Он проводил ее к двери, не переставая ухмыляться.

- Уверена?


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная